Среда Шавваль 6 1439 | Среда июня 20 2018

Бисмиллахир Рахманир Рахим

 

Да будут восхваления Всевышнему и Пречистому Аллаху, возвеличившему человека в сотворении и возвышевшему его в ибадате, предписав ему фардом лучшее из деяний — намаз!

Да будут благословения и приветствия Мухаммаду Мустафа, чья жизнь до Судного дня будет служить примером для человечества и который даже в последние мгновения своей жизни заботясь о своей умме, повелевал «Намаз, намаз…».

Ассаламу алайкум ва рахматуллахи ва баракатуху, уважаемый Шейх Хазрат!

Каждый мусульманин должен знать, что после того, как человек узнал об Аллахе и уверовал в Него, он обязан совершать ибадат Единственному Владыке всех пространств и времен – Аллаху, то есть выполнять Его повеления и соблюдать Его запреты. Как известно, во главе таких повелений стоит намаз, который считается самым великим ибадатом для раба. Когда по милости Господа Миров — Аллаха в мое сердце вошел свет иймана и я узнал, что совершение намаза является фардом для каждого человека, я с увлечением приступил обучаться этому деянию. Я ощутил вкус истинного блаженства и спокойствия. По мере того, как учителя обучали меня соответственно уровню своих знаний, я узнавал о наличии своих ошибок и исправлял их. Порой возникали кажущиеся маленькими вопросы. Но не всегда я мог найти ответ на интересовавший меня вопрос, а когда находил, то мое удовлетворение им бывало не полным, к тому же, источников для поиска таких ответов было очень мало. По мере совершения моих намазов на протяжении многих лет, я старался, насколько это удавалось, устранять в них недостатки, спрашивал у собратьев, численность которых постоянно росла, узнавал у учителей, духовных ученых. Также мои намазы улучшались после чтения книг, в особенности Ваших трудов. Возможно из-за моего весьма серьезного отношения к намазу (ибо иного отношения и не может быть к этому ибадату), волею неволей я с особым вниманием смотрел, как другие совершают этот ибадат, и если видел хотя бы небольшое различие, возникали вопросы и я спрашивал. С одной стороны, если я учился, наблюдая за имамами, с другой, я начал также замечать ошибки в намазе своих собратьев по общине. Увидев намазы пребывающих в других мазхабах или намазы бемазхабников, снова возникали вопросы, вновь велись поиски ответов, задавались вопросы обладателям знаний, прочитывались книги. Здесь необходимо особо отметить о значимости Ваших книг в этом деле. Но вместе с тем, мне стало известно, что некоторые братья, однажды обучившись намазу, в дальнейшем не беспокоятся о его совершенствовании. Однако, как оказалось, есть много собратьев, которых интересует множество таких вопросов, как «Совершаю ли я намаз правильно или нет?», «Выполнил ли рукуъ как положено?», «Нет ли в моей сажде изъянов?», «В правильном ли положении я держу свои руки?», «Правильно ли поставлены мои ноги?». И хотя этих собратьев волнуют такие вопросы, большинство из них, почему-то, воздерживаются спросить о них у свои имамов, ученых-наставников. В то же время, при том, что существует возможность исправить афъалы — действия в намазе наблюдая наглядно за стоящими рядом собратьями, то относительно азкаров — зикров-молитв внутри намаза такой возможности нет.

Особенно, начавшие совершать намаз совсем недавно стесняются спрашивать об интересующих их вопросах по намазу.

К тому же, сказать кому-то о его ошибках в намазе, заметив одну или две из них, ныне стало делом щекотливым. Некоторые даже обижаются, когда указываешь им на их ошибки и пытаешься объяснить, в особенности не всегда положительно воспринимаются такого рода указания на ошибки со стороны пожилых людей. Разумеется, есть и такие люди, кто выражает благодарность. Но также бывают и ситуации, когда некоторые братья по вере, сами не до конца обучившись учениям религии, увидев у только что научившихся намазу и начавших посещать мечеть людях хоть малейшую ошибку, «набрасываются» на них перед всем джамаатом, пристыжают перед людьми, и тот человек смущается и даже перестает приходить в мечеть.

Хотя имамы, дабы исправить ошибки, постоянно объясняют джамаату, эти ошибки, бывает, повторяются. Человек не лишен недостатков и поэтому мы невольно замечаем недостатки и ошибки даже в намазах искателей знаний. Тогда у меня возникает вопрос: А что же я, совершаю ли я сам намаз правильно? Соответствуют ли действия и зикры в моем намазе положениям нашего шариата, мазхабу Абу Ханифы? Нет ли ошибок в выполняемых мной движениях?

Поэтому, если Вы позволите, я словесно изложу Вам о своем намазе, буду останавливаться на каждом его этапе и спрашивать у Вас, таким образом осуществив смотр-проверку своего ибадата. Надеюсь, что это дело станет полезным: с точки зрения знаний — мне и другим мусульманам, а с точки зрения саваба — Вам. Прошу Аллаха даровать нам эти выгоды умноженными! Аминь!

Я совершаю намаз по ханафитскому мазхабу следующим образом:

1. Прежде всего, я удостоверяюсь в полноте своего омовения, который сделал для намаза. Если нет омовения или я не уверен в том, что его состояние не помешает моему намазу, я делаю омовение заново. Теперь, с ощущением ради кого я совершил омовение, для кого сейчас буду стоять в намазе, я вхожу в мечеть — в дом Аллаха, оставляя мирские заботы снаружи.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

2. Азан уже провозглашен. Джамаат — в сбореМысли собраны. Когда муаззин в мечети провозглашает икаму, я встаю в строй. Расстояние между моими ступнями не меньше штрины одной ладони (ширины в четыре пальца), но и не больше ширины плеч, пальцы ногнаправлены в одну сторону — по направлению к кибле, то есть ступни ног расположены относительно друг друга параллельно, а не смотрят в разные стороны — одна на право, другая налево.

Если я один вместе с имамом, то естьвсе нас два человека, то я встаю с правого бока имама, отступив назад от него на одну ступню так, что носки моих ног расположены на линии его пяток. А если последователей два и более человек, то мы становимся в ряд позади имама на расстояние саджды, обеспечивая при этом нахождение имама напротив центра нашего ряда.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

3. Теперь я сосредатачиваюсь всем сердцем. Внимательно ожидаю такбир тахрима от имама. Стараюсь не пропустить такбирул улаа. Такбир улаа — это когда я произношу свой такбир, связав его начало с концом слова «Акбар» при произношении имамом «Аллаху Акбар». Согласно хадисам за это деяние тоже обещаны большие савабы.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

4. Связав с такбиром имама, я тоже произношу про себя такбир и складываю руки: ладонь правой руки кладу на сустав запястья левой руки, при этом большим пальцем и мизинцем правой руки охватываю сустав левого запястья, скрепив руки «на замок». Остальные три пальца правой руки плотно лежат на левом предплечье и «связав» таким образом свои руки, я опускаю их на живот, под пупок. Держусь прямо, позвоночник не отклоняется назад, область поясницы немного оттянута назад, когда руки сложены, видно что я стою в смиренном положении, голову сильно не опускаю, также не очень поднимаю ее, взор направлен на место, куда буду совершать сажду, выше того свой взор не поднимаю, лицо или взор в другие стороны не обращаю. Потому что я — в намазе. Потому что утверждением «Аллаху Акбар» — Аллах Превелик, я обратил свое сердце, себя самого к Аллаху, на это время отрекся от всего другого: любимого ребенка, жены, имущества, выгодной работы, от своих забот, от всего этого — Аллах величественнее всего этого, всего на свете! Я только что вошел в такое состояние, в котором кроме Аллаха для меня ничего не имеет значения. Если в таком состоянии я отвлекусь на что-то другое, тем самым я отвлекаюсь от Аллаха.

Три лишних движения в намазе, то есть не явлющиеся частью намаза движения, приводят к его нарушению. А также, нельзя разговаривать, приветствовать другого или отвечать ему, смотреть на что-то поворачиваясь лицом в другу от киблы стороны, чесать какое-либо место совершая движения более чем три раза.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

5. Со страхом перед Аллахом и надеждой на Него, и с безграничным уважением к Нему я читаю молитву Сана. Фразы, произносимые в Сана, это мои слова, обращенные мной к Тому, Кто не имеет Себе равных и сотоварищей — непосредственно к Аллаху. Этими словами я начинаю намаз. Соответственно этому я произношу Сана со смирением и покорностью: «Субханака Аллахумма ва бихамдика, ва табаракасмука ва таъала джаддука ва лаа илааха ѓайрук». Я произношу эти слова осознавая их значения. Кому я напрямую говорю эти слова, с Кем я разговариваю, перед Кем стою подтянуто – все это я ощущаю, содрогаясь сердцем и покрываясь мурашками. Стремлюсь, чтобы так и было.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

6. Затем, стоя со смирением и покорностью, слушаю тилават имама. Когда я совершаю намаз, стоя за имамом (следуя имаму), то после Сана не произношу «Аъузу биллахи минаш шайтанир раджим» и «Бисмиллахир Рахманир Рахим», также, стоя за имамом, я не повторяю за ним шепотом суру «Фатиха», и не отвлекаю имама. Потому что имам, произнеся «Аъузу…» и «Бисмиллах…», совершает в это время тилават Куръана. Согласно повелению в Книге Аллаха для меня является фардом слушать тилават Куръана «застывши». А внутри намаза, когда не допустимы посторонние движения, сила этого повеления возрастает еще больше. А также, как утверждают муджтахиды, если следуя за имамом, я произнесу после Сана хотя бы «Аъузу биллахи минаш шайтанир раджим» и «Бисмиллахир Рахманир Рахим», то это станет как бы отвержением имама. Поэтому, когда я следую за имамом, после Сана я не произношу ни «Аъузу биллахи…», и ни «Бисмиллах…», не читаю сур, а только слушаю тилават имама. Когда чтение происходит скрытно (про себя), то также как и при гласном, сердце целиком будет обращено к Аллаху. Я стою в страхе и надежде по отношению к Аллаху. Пребываю в состоянии ихсана, то есть так, словно вижу Аллаха, или, хотя бы, ощущая, что Он видит меня. Ощущаю Его могущество и свою беспомощность, охваченный великой тревогой, что «вот сейчас, Он может забрать мою жизнь».

Когда Всевышний Аллах принимает намаз джамаата, Он смотрит на того из этого джамаата, чья покорность и смирение (хушуъ и хузуъ) в намазе является выше, чем у остальных, и записывает намаз других на таком же уровне, как его намаз. Поэтому один намаз в составет джамаате записывается умноженным в двадцать семь раз. Если в намазе мне хочется плакать, из глаз моих текут слезы, если меня охватывает дрожь, то я в определенной степени получаю от своего намаза удовольствие и удовлетворение. Потому что на основе хадисов я знаю, что если со мной происходит такое, значит, в моем намазе меня коснулись своими телами ангелы. А это, результат покорности и смирения в моем намазе. Значит, я должен еще больше обратить свое сердце к Аллаху в таком состоянии.

Когда я совершаю намаз один, то после Сана произношу «Аъузу биллахи…» и «Бисмиллах…», далее читаю суру «Фатиха», затем вслед за ней читаю зам суру уже не произнося «Бисмиллах…».

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

7. Когда имам, произнося такбир, склоняется в рукуъ, то с завершением его такбира я тоже произношу про себя «Аллаху акбар» и склоняюсь в рукуъ. При этом я руками охватываю коленные чаши так, что при этом пальцы рук крайне растопыренны. Руки упираются в колени под тяжестью тела, как будто руками пытаюсь оттолкнуть туловище от ног и при этом, руки держу прямыми, не согнутыми в локтевой части, Упираясь в колена, я держу выпрямленными также и мои ноги. В этом положении я пытаюсь обеспечить ровность положения своего позвоночника по горизонтали от шеи и плеч до поясницы. При этом поясница немного расслабляется (это самое положение, то есть совершение правильного рукуъ, оказывается, приносит облегчение и исцеление при определенных поясничных болях). В рукуъ я обращаю свой взор к месту между носками ног. Это мое положение является намеренным состоянием смирения и покорности перед своим Господом, перед другими я не стою в таком положении. Осознавая это свое положение, я произношу «Субхана раббийал азийм» три раза, или пять раз, или семь раз, или большее нечетное количество раз (в степени, не позволяющей мне отстать от имама).

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

8. Когда имам со словами «Самиъаллаху лиман хамидах» поднимает голову с рукуъ, я тоже говорю «Раббана лакал хамд» и выпрямляюсь. При этом, как учил Посланник Аллаха саллаллаху алайхи васаллам, встаю так, чтобы в выпрямленном состоянии мои позвонки расположились на свои места. Для этого я по возможности даже слегка отклоняюсь назад. Удовлетворившись этим оложением, перехожу к следующему движению.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

9. Следующим моим движением является сажда. Когда имам, произнося такбир, склоняется в сажду, с завершением его такбира я тоже произношу такбир и совершаю первую сажду. При совершении сажды сперва на землю опускаются мои колени, затем ладони, потом нос, а затем лоб. В положении сажды мой вес равномерно распределяется спереди между руками и головой: а не перевожу всю тяжесть только на голову, освобождая руки от тяжести, и наоборот, не опираюсь полностью на руки, поддерживая тяжесть головы. Но поддерживается тяжесть моего тела в определенной степени и моей поясничной частью. В сажде мой живот не касается бедер, по мере возможности, исходя из наличия условий в мечети, я стараюсь совершить сажду, стремясь коснуться лбом земли поддавшись как можно дальше вперед.

Локтями я не касаюсь земли, потому что совершение сажды касаясь земли локтями Пророк алайхиссалам назвал «собачьей саждой». Когда я совершаю намаз сам один, то мои подмышки тоже открыты. Но в джамаате я стараюсь быть собраннее-скованее, потому что этого требуют сплоченность в рядах и скученность в мечети. И если я разведу локти в стороны, то мои локтевые кости (ибо когда локоть сгибается локтевые кости выпирают наружу) будут причинять неудобства находящимся рядом со мной собратьям в ряду, а это, хотя я и не желаю того, станет причиной уменьшения савабов за мой намаз и намаз моих собратьев.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

10. В сажде я стараюсь держаться особым образом: это мое самое униженное и покорное состояние, потому как касаясь земли лбом и носом, я пребываю в чрезвычайном унижении и делаю это только для Аллаха, больше ни для кого, ни в какой ситуации я не делаю так. А мое осознание этого своего положения есть мои смирение и покорность в сажде. А еще, я из хадисов узнал, что мое самое приближенное к моему Господу состояние — это положение в сажде. И именно в этом моем состоянии, в положении саджды мой Владыка, обладающий сифатом Всемилостивого, касается моего лица Своим лицом. Это чувство дарует мне наслаждение. Это удовольствие я стараюсь растянуть как можно дольше: произношу «Субхана раббийал аълаа» три раза, или пять раз, или семь раз, или больше нечетное количество раз. Чем больше, тем лучше. (Разумеется, я так делаю, когда совершаю намаз один. Если же совершаю намаз за имамом или сам возглавляю намаз, то соблюдаю среднюю продолжительность этого, не затягиваю и не сокращаю). Во время сажды пальцы рук держу максимально плотно сжатыми друг к другу и держу всех их направленными в сторону киблы, в том числе и большие пальцы, то есть ладони лежат направленными в сторону киблы параллельно по отношению друг к другу. При этом расстояние между ладонями равняется ширине плеч, а кончики больших пальцев ложаться на одной линии с моими бровями когда я опускаю лицо на землю. Взгляд мой в саджде направлен на кончик носа. Опустившись в сажду, я уже не пытаюсь убрать мешающие мне вещи с места этого поклона, выравнивать шероховатости. Потому что это навредит моему намазу. В сажде я не кладу ладони направленными наискось внутрь так, чтобы линии их направлений пересекались друг с другом, потому что при этом, прежде всего, я отверну их от киблы, а во вторых, именно в этом положении мои локти отчасти вывернутся в стороны и упрутся твердойц частью в рядом стоящих. Разве не навредит моему собственному намазу то, если я твердой частью своего тела — локтевой костью причиню боль своему собрату и доставлю ему беспокойство в намазе, и в особенности во время сажды?

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

11. Когда имам с такбиром поднимает голову из первой сажды, я тоже следую за ним и с такбиром усаживаюсь. В этом положении я два раза произношу «Аллохуммагфирли». В сидячем положении ладони свободно лежат на бедрах, пальцы рук направлены в сторону киблы, не слишком плотно сжаты, не очень растопырены, в средне-собранном состоянии. Кончики пальцев наравне со сгибом колена, не выпирают вперед за чашу колена и не сильно оттянуты назад. Ноги же, находятся в положении, при котором бедра касаются икорной части, а ягодицы — пяток, при этом носок левой ноги направлен в правую сторону. А стопа правой ноги поставлена вертикально, пальцы изгибаясь упираются в землю и кончиками направлены в сторону киблы.

Взор направлен на грудь, с уклоном в левую ее часть, там где сердце. В этом положении я следую за такбиром имама и склоняюсь во вторую сажду. При этом повтоярются все состояния, выполненные в первой сажде.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

12. Когда имам с такбиром встает в кийам после второй сажды, я тоже переношу свой вес на ноги и по мере возможности, не опираясь на руки, встаю в кийам. Как только выпрямляюсь, складываю руки.

Я уже сказал о состоянии моих ног в кийаме, то есть как ставлю их: обе ступни одинаково направлены пальцами в сторону киблы, а не так, чтобы одна была направлена направо, другая налево. Именно это положение сохраняется для моей правой ноги и когда я опускаюсь в сажду, и когда встаю с сажды. То есть носок моей правой стопы почти не сдвигается с места, и в кийаме, и в сажде носок правой стопы находится там же, где и был, и когда я встаю с сажды, то встаю в ряд в точности на прежнем месте, на той первоначальной линии, на которой я становился в ряд. Таким образом я выпрямляюсь в кийаме.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

13. Начинается второй ракъат. Снова пребываю в том состоянии, в каком я был в начале намаза и слушаю тилават второго ракъата. Второй ракъат я совершаю так же, как и первый. В этом ракъате после второй сажды я не встаю в кийам, а усаживаюсь в каъда. При этом сажусь в точности так, как усаживался между двумя саждами и произношу молитву: «Аттахийату лиллахи вас солавату ват таййибаат, ассаламу алайка аййуханнабиййу ва рахматуллахи ва баракатух. Ассаламу алайна ва ала ибадуллахис салихин. Ашхаду аллаа илааха иллаллаху ва ашхаду анна Мухаммадан абдуху ва расулух». При этом, когда произношу фразу «Ашхаду аллаа…», то говоря «…лаа…» направляю указательный палец правой руки в сторону киблы. Это называется ишаратус саббаба. (Когда я произношу это выражение «...лаа…», то перевожу свой взгляд с груди на этот указательный — саббаба палец и до следующего движения мой взор остается на нем). Потом читаю салават: «Аллахумма солли ала Мухаммадин ва алаа али Мухаммад, кама соллайта алаа Ибрахима ва алаа али Ибрахим, иннака Хамидум Мажид. Аллахумма барик ала Мухаммадин ва алаа али Мухаммад, кама баракта алаа Ибрахима ва алаа али Ибрахим, иннака Хамидум Мажид». После салавата, по причине дозволенности вознесения молитв в намазе, произношу «Раббанаа атинаа фид дунйа хасанатав ва фил ахирати хасанатав ва кинаа азабан наар» и «Аллахуммагфирли ва ли валидаййа ва лил акрабааи, ва лил устазиййа, ва ли джамиъил муъминина вал муъминаат, ал-ахйааъи минхум вал амваат», потом поворачиваю голову сначала в правую сторону и приветствую «Ассаламу алайкум ва рахматуллах», затем в левую сторону — «Ассаламу алайкум ва рахматуллах», и этим завершаю намаз. Каждый раз, когда я для приветствий поворачиваю голову в стороны, мой взор опускается на правое или левое плечо так, что если посмотреть краем глаз поверх плеча, можно увидеть два ряда позади себя. При поворачивании головы с одной стороны в другую взгляд не поднимается с груди.

Если намаз является в три или четыре ракъата, то после фразы «…ва расулух» в шахаде я не остаюсь сидеть для чтения салавата, а с такбиром встаю на следующий ракъат и последующие ракъаты совершаю так, как было указано выше. При этом, в третьем и четвертом ракъатах фард намаза после суры «Фатиха» другая сура не читается в качестве зам-суры. В намазах сунна и нафл после второго ракъата зам-суры читаются.

Когда приходится совершать намаз с супругой или с состоящими со мной в махраме женщинами, то в имамате я по мере возможности читаю самые короткие суры, стараюсь совершить намаз более сжато. Так как у женщин имеется свое особое положение, связанное с наличием у них малолетних детей или других забот, в качестве их имама я остерегаюсь в намазе пробуждать в них нетерпение и волнение.

Правильно ли это?

Ответ Шейха: Совершенно правильно!

 

Как приводится в хадисах, Посланник Аллаха саллаллаху алайхи васаллам по мере своего вознесения в Миърадж, поднимаясь каждый раз на следующий небесный уровень, видел, как ангелы там заняты одним ибадатом: если на одном уровне они непрестанно стояли в рукуъ, не поднимаясь с поклона, то на следующем уровне они ребывали в постоянной сажде. Всевышний Аллах возвеличил нас — людей среди всех других Своих творений и даровал нам ибадат, объединив в нем все эти ибадаты, совершаемые ангелами на семи уровнях небес. И обещал, что каждый комплекс этих ибадатов запишет умноженными как минимум в десять раз. Да будут восхваления и прославления Аллаху, до такой степени возвеличившему нас и удостоившему такого счастья. Да будут привествия Его Посланнику, наказавшему нам не выпускать это счастье из рук.

 

С Вашего позволения, следующий раз я задам Вам вопрос о том, как делаю омовение, а после того о том, как я соблюдаю правила и приличия пребывания в мечети.

 

С уважением, Абу Шакир

Вассаламу алайкум ва рахматуллахи ва баракатуху.

 

(Перевел Фаррух)

 

 

 

Самое читаемое

Поведай мне об...

Передается от Умара ибн Хаттаба...

Первая мечеть в...

Первая мечеть в городе Байконур...

В Германии раздадут...

Мусульмане Германии решили раздать 25...

Шафаъат Пророка алайхиссалам...

Передается от Абу Хурайры радияллаху...

Истина о гадании...

О гадании и прорицании (2)...

Истина о гадании...

О гадании и прорицании (3)...