Понедельник Рамазан 3 1438 | Понедельник мая 29 2017


ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО, МИЛОСЕРДНОГО


Да будет восславлен Аллах по Его величию, Пречист Он, Всевышний! 
Да будут совершенные и полнейшие благословения и приветствия Посланнику Аллаха!

Впервые мы взялись за перевод смыслов Священного Куръана на русский язык в 90-х годах прошлого века. Тогда работавший в журнале Духовного управления мусульман Средней Азии специалистом по русскому языку Шавкат-ака Шакиров вместе со своими коллегами перевел на русский 29-ю и 30-ю части (джузы) «Тафсир Хилал». Эти два тома были изданы, их прочитали многие. К сожалению, я сам не смог прочитать эти два тома.
Позднее имам  Абдулбари из Татарстана перевел 28-й джуз «Тафсир Хилал», сам издал его и передал мне один экземпляр.
От читателей упомянутых томов на русском языке поступило множество вопросов: «Будут ли переведены следующие тома?», «Когда же будут изданы книги?» и т.д. Последовало много поощряющих призывов перевести «Тафсир Хилал» полностью. Даже в те годы, когда я жил и работал за рубежом, поступали телефонные звонки издалека и люди радостно сообщали, что они прочитали переведенные тома тафсира  и теперь с нетерпением ждут переводов остальных частей. Однако, из-за отсутствия возможности, нам было затруднительно браться за осуществление этой работы.
Позже аккредитованный в одной из арабских стран российский дипломат при личной встрече со мной сказал: «Я решил встретиться с Вами после того, как прочитал перевод 30-го тома “Тафсир Хилал”».
Он рассказал, что окончил институт востоковедения, проработал по три-четыре года в Йемене и Египте и вот уже несколько лет работает там, где мы с ним встретились. Он сказал: «Мы называем себя исламоведами. Правительство советуется с нами, когда намеревается предпринять какой-либо шаг относительно Ислама. Мы представляем в письменной форме свои мнения и соображения, на основе которых и ведется работа. Но, прочитав эту книгу (имелся в виду 30-й джуз «Тафсир Хилал»), я понял: то, что мы называем Исламом, и истинный Ислам — это разные вещи. Перед тем как я приехал сюда для встречи с Вами, четвертый человек из числа руководителей посольства сделал себе копию этой книги. С началом перестройки народы союзных республик с большим энтузиазмом обратились в религии, решив таким образом восполнить отсутствие духовной пищи. Я нашел в Вашей книге то, что ищут эти люди. Раз у вас есть такие возможности, это нужно довести до народа, просветить его». 
«Я добивался встречи с Вами, чтобы сказать Вам все это и попросить сделать перевод всей книги», — добавил он, а также высказал иные лестные слова.
Я в ответ пояснил со словами извинения, что недостаточно хорошо владею русским языком, а уровень запросов русско­язычного читателя чрезвычайно высок, что требует приложения особых усилий для этого дела. Но дипломат возразил: «Нет же, ведь вы издали эту книгу. Этого уровня вполне достаточно для русскоязычных читателей».
Позже со мной встретились несколько человек из Киргизии. У них были такие же и даже более конкретные предложения. Они предлагали перевести весь «Тафсир Хилал» на русский язык как можно скорее. По их словам, в Бишкеке прошел большой форум специалистов по правам человека, куда был приглашен один из видных деятелей страны. С целью ознакомить гостя с Исламом ему дали несколько книг, среди которых были и переводы смыслов Священного Куръана. Гость небрежно полистал книги и отодвинул в сторону. Потом наши друзья принесли ему русский перевод «Тафсир Хилал». Вначале гость также небрежно принялся листать книгу, но, прочитав пару страниц, он поудобнее уселся в кресле и стал читать. Он сказал хозяевам: «Вы идите, отдыхайте, я буду читать» — и на протяжении всей ночи читал книгу. Наутро гость сказал: «Столько, оказывается, существует всего, о чем мы не знали!» и стал расспрашивать: «Где человек, который написал это? Почему же не переведут остальные тома?». Под впечатлением этого, мои гости разыскали меня и в конце концов прибыли ко мне с этой самой просьбой о переводе тафсира.
Под влиянием подобных просьб и призывов я начал работу над переводом «Тафсир Хилал». Часть книги я дал переводчику из Ташкента, другую часть — киргизскому переводчику. Постепенно осуществлялся перевод. Но когда перевод был закончен, дело на том и остановилось. Мы начали издавать книги на узбекском языке и еле успевали издавать имеющиеся объемы. Издавать русские переводы у нас просто не было ни возможности, ни времени. В то же время мы были уверены, что русский перевод «Тафсир Хилал» уже готов и его можно издать, как только придет время.
С выходом в свет узбекских книг, вслед за их распространением, появилась возможность уделять внимание и переводам книг на другие языки. Стали поступать сообщения, что на местах уже самостоятельно переведены на казахский, таджикский, киргизский языки некоторые мои книги, например, книга «О разногласиях» и другие менее объемные книжки. Чуть позже наш друг из Дагестана, взяв у меня «Узбекско-русский словарь» и пользуясь им, перевел «Тафсир Хилал» на свой родной кумыкский язык. Он выпустил один том книги под названием «Свет Куръана». Сейчас намеревается издать также следующие два тома. Один экземпляр этой книги он подарил и мне.
Искатель знаний из Азербайджана также сообщил нам по электронной почте, что по окончании учебы он перевел на свой язык некоторые тома «Тафсир Хилал» и некоторые книги серии «Хадисы и жизнь».
Нам также звонили братья из Туркменистана и получили разрешение на самостоятельный перевод этого тафсира на свой родной язык. Вскоре поступили сообщения о том, что они начали публиковать перевод в периодической печати.
Несколько лет назад в журнале «Звезда Востока» был опубликован сокращенный вариант перевода на русский язык моей книги «Ийман ». Этот же вариант мы напечатали в виде книги малым тиражом. Затем она повторно была напечатана также малым тиражом вместе с книгой «Ислам и охрана природы».
Один человек перевел часть книги «Религия — наставление», и я получил экземпляр этого перевода. Другой переводчик по собственной инициативе перевел книгу «О разногласиях». Она была издана в Казахстане в составе сборника.
Таким образом, шаг за шагом наши планы по переводу трудов на русский язык обретали четкие очертания.
В Кувейте я встретился с Вячеславом Али Полосиным, нынешним директором российского центра «Васатыя». Во время беседы он высказал мнение о том, что в настоящее время в России в основном переводятся и широко распространяются книги приверженцев всяких исламских течений и, в частности, книги тех, кто обладает достаточными денежными средствами. Среди тех, кто читает эти книги, происходят недоразумения, возникают разногласия. В связи с этим он подчеркнул: «Чтобы исправить это положение, нужно издавать переводы Ваших книг».
После этого разговора было решено безотлагательно приступить к работе над переводом «Тафсир Хилал». Мы посоветовались с Полосиным, и я отправил ему переведенные у нас на русский язык суры  «Бакара», «Ниса» и «Áли Имран», попросив отредактировать их. Полосин отредактировал их, еще когда жил в Кувейте. При этом он сообщил мне свои соображения по поводу перевода.
Еще сильнее мы укрепились в идее необходимости издания переводов наших книг на русский язык во время поездки в Россию. В 2008 году в Москве, в ходе встречи религиозных деятелей, муфтиев  и улемов  СНГ по случаю визита Муаммара Каддафи в Россию, представители разных стран, принимавшие участие во встрече, попросили меня в свободное время выступать с докладами. Я предложил: «Все вы сами часто выступаете с докладами. Давайте лучше поговорим о некоторых насущных проблемах, связанных с призывом к Исламу, и обменяемся мнениями и соображениями на этот счет». 
Началась оживленная беседа. Каждый задавал вопросы о наболевшем, о назревших проблемах, требующих своего решения. Спрашивали в основном о разногласиях, течениях и группировках, о проблемах, создаваемых ими среди мусульман, в частности вопреки мазхабу Ахлус сунна вал джамаа .
Такие встречи и частные беседы также дали мне большой импульс в том смысле, что уже настала пора уделить серьезное внимание переводу книг на русский язык. Большую роль в принятии такого решения сыграли и наши соотечественники, проживающие в России. Многие из них обращались ко мне с просьбой, чтобы я под своим началом организовал подготовку и издание на русском языке своих книг, так как они желали, чтобы эти книги, с которыми они ознакомились сами, могли читать и другие.
К тому же различные книги, издающиеся в России, в частности в Москве, распространялись по всем странам Содружества независимых государств, повсюду, где преподавали на русском языке. И во всех этих местах из-за распространения таких книг участились случаи возникновения разногласий. Книги, изданные в Москве, распространялись и в Узбекистане. Люди, прочитавшие эти книги, также стали задавать вопросы: «Которая же из них правильная?», «Какие книги следует читать?». Были случаи, когда некоторые читатели поднимали скандал.
В частности, однажды ко мне домой пришла с вопросом знакомая женщина-мусульманка и попросила, чтобы я ответил на вопрос лично. Она сказала: «Я пришла от имени мусульманок, которые говорят, понимают и читают на русском. У них возникли вопросы при чтении вот этой книги». С этими словами она протянула мне книгу в красном переплете. Затем она озвучила вопросы, возникшие у читательниц после чтения этой книги. И добавила: «Они ждут от вас ответа на свои вопросы». Я сказал ей: «Это хорошо, что вы стремитесь постичь истину. — И пояснил далее: — Когда российские востоковеды и владеющие арабским языком специалисты остались без работы и стали искать средства к существованию, состоятельные представители разных так называемых исламских группировок, течений и сект воспользовались этим обстоятельством и за большие деньги стали заказывать им переводы своих книг. Таким образом им удается распространять угодную им литературу. В результате этого возросло количество подобных вопросов, стало больше всяких разногласий, скандалов. Автор той самой книги, например, провоцирует разногласия повсюду, где бывает. Вот и у вас его книга вызвала большое недоумение. Остерегайтесь чтения подобных книг. Молите Аллаха, иншааллах , мы намерены перевести на русский язык свои книги и издать их. Когда прочтете их, для вас все прояснится — поймете имеющиеся доказательства и аргументы».
Подобных случаев очень много.
В Таджикистане также появилось течение так называемых салафитов (по сути те же ваххабиты). В нашей совместной беседе домла  Акбарджан Тураджанзада отметил: «Все они начитались книг, издаваемых на русском языке. Все они говорят ‘‘Пророк сказал…’’, ‘‘Пророк говорил…’’». Он с сожалением говорил о положении дел в своей стране. 
Учитывая все это, мы начали работу по переводу книг.
Во время визитов в Москву я встречался с людьми, с которыми мы обсуждали этот вопрос. Там же я посоветовался с разными людьми относительно редактирования переводов. Многие близкие нам люди горячо поддержали наши начинания, подчеркивая необходимость ускорения процесса.
Прося помощи у Всевышнего Аллаха, мы стали готовить переводы первых книг.
Мы пригласили нескольких специалистов из числа знатоков русского языка и посоветовались с ними. Объясняя им наши соображения и цели, мы высказали мысль о том, что стремимся издать книги, которые могли бы служить в деле доведения истины Ислама до широких масс мусульманской уммы . Мы также попросили их поддержать эти наши идеи.
В процессе реализации наших намерений и планов мы также консультировались со многими российскими мусульманскими богословами, квалифицированными специалистами, филологами-русистами, профессиональными редакторами, обсуждали с ними лично при встречах и в переписке вопросы и соображения, касающиеся специфики переводов и тематики моих трудов.
Работа в этом направлении постоянно сопровождалась оживленными дискуссиями, обсуждениями, перепиской. Мы рассчитывали на то, что в таких дискуссиях найдем более правильные и приемлемые решения, касающиеся вопросов передачи средствами русского языка исламских терминов и понятий.
Были также даны оценки моим трудам и оценены масштабы предстоящих в этой связи работ. Так, в процессе обмена мнениями и консультаций один из близких нам людей из числа известных личностей писал, в частности, следующее: «…Не сомневаюсь, что задуманный Вами грандиозный проект по изданию русскоязычной версии серии «Хадис ва хаёт» («Хадисы и жизнь») будет иметь для всего постсоветского пространства (да и не только для него одного, а значительно шире!) ни с чем не сравнимое значение. 
Ведь впервые в истории задуман проект системного издания хадисов на русском языке, который, заметим, еще достаточно долго будет оставаться универсальным средством межнациональных коммуникаций не только в пределах СНГ, но и далеко за его пределами. Другими словами, своим энциклопедическим изданием хадисов на русском языке в том виде, как это задумано Вами, Вы дадите всем без исключения народам СНГ энциклопедическое пособие по важнейшему источнику Ислама, в котором так нуждаются все! — причем пособие надежное…».
Следует упомянуть, что серия «Хадисы и жизнь» — это расширенное, подробное толкование фундаментального труда «Таджул джамиъ лил усул фии ахадисир Расул» («Венец, объединяющий основные хадисы Посланника Аллаха» саллаллаху алайхи васаллам ) великого ученого Университета ал-Азхар, шейха Мансура Али Насифа Хусайни. Получился огромный, многотомный (39 томов) труд, который, по мнению экспертов, еще не имел аналогов за последние несколько столетий. Серия полностью издана на узбекском языке уже дважды. На русском языке изданы первые четыре и 18-й, 19-й тома . 
В первых томах полностью изложена структура книги,  представлена терминология и др.
Для каждого термина, встречающегося впервые, дается достаточно полное определение, его словарное и контекстное значение. Эта особенность сохранена и при переводе на русский язык.
Для каждого приводимого аята  указаны его номер и название суры. Лишь в некоторых случаях, когда цитата из аята приводится не с целью ознакомления с его полным смыслом, автор не указывает номер аята и суру. 
Эти принципы сохраняются почти во всех книгах автора.
В упомянутой серии, а также и в других наших книгах, для каждого хадиса мы указали имя передавшего хадис (рави)  и имя имама-мухаддиса , что соответствует шариатским  правилам цитирования хадиса, поэтому нет необходимости в составлении отдельного указателя хадисов.
В конце каждой книги приводится список использованной литературы, где указаны и собственные труды автора.
И все-таки мы сознавали, что предстоит решить еще немало проблем, связанных с переводом такой категории книг, как наши. В процессе обсуждений, наряду с констатацией необходимости профессиональной литературной обработки книг, доброжелатели говорили и о необходимости решения очень серьезного вопроса, связанного с передачей мусульманских понятий и терминов по-русски. Были высказаны мнения по проблемам транслитерации и транскрипции исламских понятий и терминов.
Во избежание определенного рода так называемых забавных или даже неприличных ассоциаций мы получали рекомендации специалистов прибегать к некоторым «искаженным» формам транслитерации арабских слов, например: закáт /закят; салáт/салят (кстати, на арабском звучит как солат  и именно в такой форме мы употребляем это слово, в частности, и здесь; см. ниже по тексту).
Да, проблема транслитерации — большое поле для горячих споров и обсуждений. Однако существуют фатвы , требующие максимального сохранения фонетического соответствия шариатских терминов и понятий арабскому звучанию. Следуя этим фатвам, мы полагаем, что целесообразно оставлять эти термины без изменений как в произношении, так и в письменном выражении. Но вместе с тем мы всегда готовы выслушать мнения и рекомендации специалистов.
Конечно, определенную роль в этом вопросе сыграла и транслитерация советских времен, когда по каким-то «фатвам» Абдуллах писался как Габдулла или Габдалла, Умар как Омар, а Усман как Осман или даже Гусман. Безусловно, это не наносит существенного урона вере и не ущемляет поклонения Аллаху, но это все-таки проявление безграмотности. Слава Аллаху, что сегодня такие ошибки исправляются повсеместно — и мы одобряем это.
Когда кто-то пишет Габдуллах или Омар, может быть, это и не грешно, но когда употребляется Ля иляха вместо Лаа илааха, то с точки зрения мусульманства это будет грехом.
Фатвы улемов по переводу и правописанию арабских текстов и исламских терминов на других языках направлены на сохранение священности религиозных понятий и терминов. Как автор и правоверный мусульманин, я тоже следую этим фатвам и стараюсь максимально сохранить в транслитерации оригинальное звучание слов. Конечно, невозможно полностью передать оригинальное арабское звучание слов при транслитерации (или транскрипции). Об этом известно всем. Мы не претендуем на абсолютную точность передачи и все же пытаемся минимизировать все еще имеющиеся расхождения.
Что касается отдельных слов, хотя бы того же арабского слова «закáт», где вторая «а» произносится длиннее, чем первая, то мы не нашли в русском языке каких-либо правил и требований, согласно которым оно должно трансформироваться в «закят». Если даже и существуют такие правила, писать и читать «закят» будет неправильным с точки зрения арабского языка. Кроме того, следует помнить, что правильное произнесение, чтение и повторение исламских терминов — это поклонение, за которое воздастся благами двух миров. Учитывая это, будет неправильным лишать читателей такого саваба .
С этой же проблемой мы сталкивались при написании книг на узбекском языке. И люди определенных взглядов резко возражали против наших «нововведений». Но, хвала Аллаху, сейчас ведущие языковеды признают, что именно наша система транслитерации правильная. Мы знали, что столкнемся с этой же проблемой и в случае с русским языком. Но надеемся, что со временем правильное произнесение терминов Ислама прочно войдет и в обиход русского языка.
Не думаем, что после всех разъяснений в контексте книги найдется человек, который все еще понимал бы слово «закáт» как «огненно-красное освещение неба над горизонтом при заходе солнца». Что касается слова «салат» (все-таки правильно — «солат»), то в наших книгах оно переведено как «намаз», так что ассоциаций с овощным блюдом здесь не возникнет.
По этой же причине, используя то или иное арабское слово, мы сразу указываем его значение и даем пояснение в скобках или в примечании. 
Однако в некоторых случаях при пояснении какого-либо шариатского положения необходимо перечислять все тематические категории, хотя они и имеют общее название. Так, мы столкнулись с возражением специалистов в отношении такой фразы, как «…это верблюды, коровы и овцы…», что, по их мнению, может вызвать недоумение русскоязычного читателя, тогда как это можно было бы передать так называемым собирательным названием «домашние животные». Но если учесть, что к домашним животным относятся и собаки, то понятно, что это выражение в данном случае неприемлемо. Если же попробовать передать это словом «скот», то будут подразумеваться также и лошади, и олени. У арабов, например, существует слово шаатун, объединяющее овец и коз, что в русском языке можно передать названием «мелкий рогатый скот». А все животные, от которых можно давать закáт, в арабском языке называются ас-сарвал-хайваниййа — животное богатство. И при передаче на другой язык мы должны или найти одно собирательное название для всех животных, от которых дается закáт, или перечислять их всех по одному. Мы открыты для всех доброжелательных советов и предложений.
Также высказывались мнения относительно оформления в книгах приветствия Посланнику Аллаха саллаллаху алайхи васаллам при каждом прямом или косвенном упоминании о нем. Предлагалось, например, использовать специальное клише или сокращения вместо полной транслитерированной формулы «саллаллаху алайхи васаллам». Следует отметить, что в книгах серии «Хадисы и жизнь» сначала дается оригинальный текст хадиса на арабском языке, где мы как раз используем это красивое клише. Дальше, для тех, кто не знает арабского языка, дается дословный перевод текста, после чего следуют пояснения. Однако в изданиях на русском языке, опять же согласно фатвам о переводе исламских книг на иностранные языки, транслитерированная формула приветствия приводится полностью. Это делается для того, чтобы приучить читателя приветствовать Пророка саллаллаху алайхи васаллам при каждом упоминании о нем, что является поклонением и за что воздастся награда (аджр). Если использовать печатное клише в русском тексте, не знающие арабского языка просто проигнорируют его, таким образом мы лишим их саваба.
В суре «Ахзаб» Аллах смилостивился сказать так: «Поистине, Аллах и Его ангелы благословляют Пророка. О вы, которые уверовали! Благословляйте его и приветствуйте приветствием!» (аят 56).
Согласно этому повелению, для каждого верующего является фардом  воссылать благословения и приветствия Пророку саллаллаху алайхи васаллам. По данному поводу улемы отмечали, что следует произносить слова благословения и приветствия Пророку саллаллаху алайхи васаллам раз в жизни либо при каждом сборе нескольких человек, либо при каждом упоминании его имени. На практике же принято воссылать ему благословения и приветствия при каждом упоминании его имени.
Именно поэтому, мы надеемся, мусульманину не будет утомительным чтение приветствий Пророку, а немусульманин получит хотя бы некоторое представление о том, почему мы обязательно приветствуем его каждый раз.
Мы прекрасно знаем, что Ислам глубоко пронизал всю русскоязычную культуру и многие его понятия и термины стали неотъемлемой ее частью. Но в этой культуре когда-то было принято называть мусульман «басурманами» или «магометанами», а высокочтимого Пророка саллаллаху алайхи васаллам — «Магометом» и т. д.
Нам приятно отметить, что в наши дни подобные ошибки постепенно исправляются. Надеемся, что этот процесс будет продолжаться, и мы, мусульмане, обязаны вносить свою лепту в это благородное дело.
Многие исламские термины, как в этой, так и в других моих книгах, могут быть непривычными для русского читателя, но все же мы стремились передать их как можно точнее. Скажем, например, и об использовании нами слова «Куръан» вместо более привычного в русском языке «Коран». В этой связи приведем лишь слова уважаемого Али Полосина, который о правописании слова «Куръан» говорит следующее:
«Звука «о» в этом слове нет. В русском словоупотреблении прижилось французское произношение Коран, поскольку один из первых русских переводов Священной Книги делался с французского языка. В то же время в ряде российских изданий прошлого встречается написание Алкуран, и мы полагаем, что лучше перейти на более точную транслитерацию этого священного для мусульман слова».
Следует напомнить уважаемым читателям, что труды автора не представляют собой работу исследователя-востоковеда. Мы лишь стремились следовать традиции исламских научных книг.
С такими намерениями мы приступили к подготовке некоторых книг к изданию на русском языке.
В беседах со специалистами было упомянуто также о моей книге «Права человека в Исламе», выпущенной издательством «Диля». Мы получили много лестных отзывов об этой книге. Мы договорились с издательством, что и впредь, при подготовке последующих изданий, книги будут выпускаться лишь после просмотра мною каждого предложения, слова, буквы и подтверждения правильности смысла.
Когда, согласно нашему правилу проверять «каждое слово, каждую букву», мы начали просматривать перевод первого тома серии «Хадисы и жизнь», то столкнулись с некоторыми ошибками и неясностями в переводах аятов Куръана, цитируемых в книге. То же самое мы обнаружили и на других страницах, где приводились другие цитаты из аятов. Тогда мы стали собирать существующие на сегодняшний день переводы смыслов Куръана на русский язык. Нашлось около десяти переводов на русский язык в электронном формате. Это были переводы известных авторов и в том числе перевод, изданный Университетом ал-Азхар под названием «Мунтахаб».
К нашему сожалению, какой бы перевод мы ни рассматривали, ни в одном не обнаружилось полной передачи смысла, соответствующей арабскому тексту аятов. Тогда мы стали исправлять эти ошибки сами. Переходя от аята к аяту, мы обнаруживали, что их состояние было схожим. Так было почти во всех последующих аятах.
В то же время мы уже начали работу над переводом книги «Ийман» («Вера»). В этой книге было процитировано большое количество аятов, и ситуация с их переводом повторилась. Когда мы закончили работу с переводом книги «Ийман», сделав собственный перевод всех цитируемых аятов, началась работа над аятами джуза «Амма» (джуз «Амма» — последняя, 30-я часть Куръана).
Для удобства сравнения мы разместили рядом на мониторе компьютера текст Куръана, узбекский текст «Тафсир Хилал» и пять из вышеупомянутых переводов на русский язык. Остальные переводы мы использовали только при крайней необходимости. В процессе тщательного изучения каждого слова и каждого аята мы пришли к выводу, что необходимо перевести на русский язык весь Священный Куръан заново. Таким образом, постепенно, с исследованием каждого слова, с каждым последующим аятом, общие представления и мнения по всем переводам стали расширяться, совершенствовался наш опыт в переводе смыслов Куръана на другой язык, углублялись наши мысли.
В ходе проделанной работы мы пришли к следующим выводам. 
Все переводы смыслов Куръана, которые мы держали в руках, несомненно, явились значимой научной работой своего времени, ибо прежде практически отсутствовал опыт перевода смыслов Куръана на русский язык. В этом отношении особенно заслуживают внимания «Мунтахаб» и работы Саъди. Все эти труды стали большим шагом в деле перевода Куръана на русский язык. В основе большинства из них лежат переводы Куръана на французский и другие языки, о чем известно во всех научных кругах. Мы хотим сказать, что не имеем никаких возражений и претензий к авторам всех имеющихся у нас известных переводов. Мы признаем их труды как работу ученых, выполнивших в свое время важную научную задачу. Естественно, любому человеку свойственно допускать какие-либо погрешности. Сравнивая между собой все имеющиеся у нас варианты переводов, мы пришли к выводу, что со временем, по мере обновления, стал улучшаться и их уровень.
Но в то же время нельзя сказать, что русский перевод смыслов Куръана достиг своей вершины, требуемого уровня. Мы постоянно просматриваем, сопоставляем появляющиеся переводы вместе со специалистами, достаточно хорошо владеющими как арабским, так и русским языками.
Для того же, кто не сопоставлял русский перевод с текстом Куръана или прочитал несколько русских переводов, не зная арабского языка, нет никакой возможности сравнить их. Также не имеет такой возможности и тот, кто владеет арабским, но не знает русского языка. Даже тот, кто владеет обоими языками, но прочтет только русский перевод, будучи не знаком с оригиналом, воспримет русский текст как должное. Истинная же картина предстанет перед глазами только тогда, когда перевод и оригинал сопоставит слово в слово человек, который достаточно хорошо владеет арабским языком, досконально знает религию Ислам, хорошо знает тафсир Куръана, глубоко понимает смысл каждого слова и к тому же свободно владеет русским языком. Именно такое состояние я и прочувствовал на себе. Если не учитывать в виде исключения некоторые аяты, то в каждом из вариантов переводов имеются неточности.
В явных истинах, о которых издревле твердят все мусульманские ученые, особо подчеркивается, что даже изменение одной буквы, одной точки в Куръане является великим грехом. Об этом известно всем. Ибо это божественное руководство, и каждое его слово — истинное чудо. Если исказится хотя бы одна буква, будет упущена хотя бы одна точка Священного Куръана, нарушится божественное руководство, нарушатся положения, которые вытекают из этого руководства, и его чудодейственному свойству будет нанесен серьезный урон.
В рассмотренных нами русских переводах многократно пропущено, например, арабское слово инна, которое на русский переводится словами «поистине», «воистину», «действительно», «несомненно», или не переведен союз ва (буква вав, соответствует русскому союзу и) или неправильно переведены формы глаголов по времени, наклонению, залогу, числу и роду. В некоторых случаях смыслы аятов переведены в совершенно противоположном значении, а в некоторых местах пропущены целые слова и фразы. Есть даже такие места, где добавлены слова, отсутствующие в арабском оригинале, и т. п. В целом, мы столкнулись с разнообразными случаями.
Если при сличении переводов с оригиналом нас просто изумляли допущенные неточности в переводах в целом, то уже в процессе непосредственного перевода смыслов суры «Бакара» и при сопоставлении нашего варианта с имеющимися переводами мы задавались вопросом «А который же из аятов вообще был переведен правильно?». К нашему великому сожалению, обнаружить таковой было очень сложно. Позже, уже при работе с 17-м и 18-м джузами, изредка стали встречаться места, когда перевод аята можно было исправить вставкой в нужное место какого-либо слова или добавлением служебных слов «инна», «анна» (поистине, действительно). Постепенно сложилась общая картина допущенных в переводах неточностей и ошибок и были сделаны выводы об их причинах. 
Первый вывод. У наших уважаемых переводчиков не было глубоких религиозных познаний в Исламе, они не обучались специально науке тафсир. А это считается весьма серьезным недостатком для переводчика смыслов Куръана.
Мы не должны забывать о том, что мусульманские улемы ставят перед толкователями и переводчиками смыслов Куръана множество условий и требований, которым должны обязательно отвечать специалисты такой категории.
Второй вывод. Переводчики всячески старались во что бы то ни стало найти русский перевод для каждого слова, что привело ко многим ошибочным решениям. Например, некоторые из них слово «аят» перевели как «стих». Это совершенно неправильно. Называть аяты Куръана стихами — это глубокое заблуждение, опровергнутое самим Куръаном. Всевышний Аллах в суре «Йа Сиин» сказал:
«И не учили Мы его стиху, и не подобает ему это. Это — не что иное, как напоминание и ясный Куръан» (аят 69).
Многобожники называли Пророка саллаллаху алайхи васаллам поэтом, а Священный Куръан — стихами. В этом аяте Всевышний Аллах в категоричной форме опровергает подобные заявления многобожников.
«И не учили Мы его стиху».
Тем самым Всевышний Аллах заявляет: вы, неверные, заблуждаетесь — не можете узреть различий между Куръаном и стихами. Стих — это когда человек свои внутренние переживания выражает в ритме стиха, слагая стихотворение. Стих может сложить каждый человек. Стихи терпят и сносят всякие выражения. Особенно это широко распространено у арабов. Вы должны хорошенько уяснить истину о том, что Куръан — это вахий , ниспосланный избраннику Самого Аллаха — совершенному Его рабу Мухаммаду саллаллаху алайхи васаллам. Куръан — слово Аллаха. Следовательно, переводить «аят» как «стих» является большой ошибкой.
Эквивалента арабскому слову вахий — основе Священного Куръана — не существует ни в одном другом языке мира. Ибо Куръан состоит из вахий. Вахий есть Куръан. А в упомянутых выше переводах слово «вахий» переведено как «откровение». Это также категорически недопустимо.
Даже если учесть, что слово «откровение» использовалось в предыдущих божественных книгах, все равно ни в одном из толковых словарей, в том числе в словарях таких знатоков русского языка, как Даль и Ожегов (а сейчас разных толковых словарей очень много, мы регулярно пользуемся ими в процессе перевода), мы не найдем для слова «откровение» значения, хотя бы приблизительно схожего со значением слова «вахий». И тем не менее переводчики передали смысл слова «вахий» как «откровение», то есть аят «Мы ниспослали тебе вахий» они перевели как «Мы открыли тебе».
То же самое можно сказать и про использование слова «внушение». Слово «внушение» даже частично не может выразить смысл слова «вахий». И поэтому использование этого слова также абсолютно неправильно. 
Получается, что неправильно передано значение одной из основ Священного Куръана, то есть смысл слова «аят» в контексте словосочетания «аят Куръана». Точно так же, ни в одном из вышеперечисленных переводов не нашло своего правильного и полного смыслового выражения понятие «вахий» — основа Куръана.
Таким образом, мы пришли к выводу, что в русском языке не существует ни самого понятия, выражаемого арабским словом «вахий», ни его словарного эквивалента.
Теперь о слове «солат».  Понятие, выражаемое арабским словом «солат», может быть выражено также слово «намаз». Переводчики перевели слово «солат» как «молитва». Молитва же означает «мольбу», «прошение». Правда, в слове «намаз» есть смысл моления. Но все же поклонение, обозначенное словом «намаз», нельзя называть молитвой. Молитва (по-арабски — дуа) — это совсем другое понятие. А намаз является одним из пяти столпов Ислама, это специальный, особый вид поклонения — ибадата . Переводчики не смогли выразить именно это значение. Только один из переводчиков использовал слово «намаз» для обозначения арабского «солат», что совпадает с нашим мнением. Очевидно, здесь сыграло роль то обстоятельство, что он осуществлял перевод в наши дни и пользовался, так же, как и мы, предыдущими переводами, подходил к употреблению терминов взвешенно, учитывал, что слово «намаз» уже прочно вошло в обиход русскоязычных мусульман. Но при всем этом он перевел фразы «акиймус солат», «икамис солат» (совершать намаз регулярно, исправно, полноценно) в форме «выстаивать молитву». Значения «поддерживать в текущем состоянии», «соблюдать», «придерживаться» (кийам) он перевел как производное от «стоять», хотя правильно передать смысл нужно так: «совершать намаз безупречно, полноценно».
Другими словами, не ошибемся, если скажем, что одно из главных понятий в Священном Куръане — поклонение, посредством которого человек обращается к Всевышнему Аллаху, намаз — не нашло в этих переводах своего точного и правильного выражения.
Рассмотрим, к примеру, еще одно понятие из числа столпов Ислама — закáт. Некоторые переводчики толкуют это слово как «очищение». Например, в переводе использована фраза «дайте очищение». Поскольку «очищение», будучи производным от глагола «очистить», обозначает определенное действие, то получается, что и словосочетание «дайте очищение» не несет другой смысловой нагрузки, кроме как «давать очищение». Каким же образом можно давать кому-то очищение? Да, словарное значение слова «закáт» вобрало в себя два смысла, но если один из них «очищение», то второй — «рост». И неправильно к слову, подразумевающему такое объемное понятие, как поклонение, относить лишь половину словарного значения. В некоторых переводах это же слово переведено как «милостыня». Употребление этого русского слова, когда подразумевается шариатский термин «закáт», также недопустимо. Ведь в русском языке милостыней называется подаяние, имущественное пожертвование, которое дается нуждающемуся человеку, неимущему.
Итак, смысл слова «закáт» не нашел своего отражения в русском переводе смыслов Куръана — Божественной Книги Аллаха, Который предписал закáт Своим рабам как фард — обязательное поклонение.
Можно привести сколько угодно примеров неправильного перевода и других исламских понятий. Подобных ошибок встречается очень много.
Все это мы говорим лишь для того, чтобы стали ясны причины, побудившие нас заново передать смысл всего Куръана, а вовсе не для того, чтобы, указав на ошибки, порицать авторов, допустивших их.
Переводчики иногда допускали грубые ошибки даже в простых, элементарных случаях. Взять, например, названия сур. Следует заметить, что в некоторых работах названия сур не переведены на русский язык. Один из переводчиков дает перевод названий после их арабского оригинала. Это пришлось по душе и нам. Но некоторые переводчики, как мы уже сказали выше, в порыве поиска эквивалента для каждого слова, в переводе названий сур явно перестарались. И, возможно, это было бы допустимо, если бы толкования были правильными. 
Возьмем, например, название суры «Бурудж». Бурудж — это множественное число от бурдж (созвездие). Небесные созвездия во множественном числе называются бурудж. Это слово взято из аята «Вас самааи заатил бурудж». Оно стало названием суры, которая так и начинается. Но переводчики перевели это слово как «башня». Башня — это высокое наземное инженерное сооружение, предназначенное, например, для наблюдения. Как можно переводить «небесные созвездия» словом «башня»? Более того, ниже заглавия, после нескольких аятов, вновь встречается слово «бурудж», и оно уже переведено как «зодиак». Однако название суры осталось прежним — «Башни». Между тем слово «башни», то есть множественное число этого слова, на арабском языке звучит как аброжун. Несомненно, это серьезнейшая ошибка.
Возьмем, для примера, название еще одной суры. Название суры «Кадр» переведено как «Ночь могущества» от словосочетания Лайлатур кадр в суре. Но всем известно, что «Лайлатул кадр» имеет два смысла — это «ценная, дорогая, достойная уважения ночь» и «Ночь предопределения». Но почему-то переводчики перевели эту фразу как «Ночь могущества».
Так, название суры «Тагабун» переведено как «Взаимный обман». Но там нет такого смысла или значения. Слово тагабун означает совершенно другое — это взаимное уменьшение чего-либо скрытым друг от друга способом.
Мы можем долго перечислять примеры неправильного перевода названий сур и высказывать свои соображения по этому поводу. Но повторяем, что у нас нет цели выискивать ошибки и упрекать кого-либо.
Несомненно, Священный Куръан — это величайшее чудо. А человек перед чудесами Куръана несравненно мал и ничтожен, бессилен. Именно поэтому неудивительно, что он допускает ошибки. К тому же в переводах Куръана наблюдаются отдельные моменты неполного постижения переводчиками особенностей арабского языка, когда были оставлены без внимания смысловые нюансы и тонкости, косвенные значения слов. Например, в двух местах в Куръане встречается слово уфф.
Наиболее известна фраза в аяте 23 суры «Исра»: «И предписал твой Господь… к родителям — благодеяние… не говори им “уфф!”». Этот аят переведен как «И не говори им “тьфу”»!
Откуда взялось слово «тьфу»? Уму непостижимо говорить родителям «тьфу». Вместо того чтобы разъяснить слово оригинала или применить другой метод доведения смысла, в переводе было использовано слово «тьфу», которое выражает презрительное, раздраженное или безразличное отношение. 
В беседе с одним из уважаемых людей из числа представителей русской интеллигенции я высказал мнение, что наверняка у русского народа не принято говорить «тьфу» родителям, и он ответил, что это абсолютно недопустимо. Тогда я спросил, почему же отрывок из Священного Куръана перевели таким образом. Мой собеседник предположил, что «возможно, так принято у арабов». Однако если бы у арабов было принято такое, тогда в Священном Куръане не было бы сказано «уфф». Во всех арабских толковых словарях слово «уфф» истолковано как возглас, издаваемый подавленным человеком. «Уфф» — это нижний, крайне скверный предел выражения недовольства и протеста.
В некоторых переводах, когда описываются сифаты (качества-эпитеты, атрибуты) Всевышнего Аллаха, они почему-то поменялись местами. Например, в общеизвестной фразе «Бисмиллахир Рахманир Рахим» используются имена-сифаты Рахман и Рахим — Милостивый и Милосердный соответственно. Но в переводах эти имена часто меняются местами.
Достаточно много случаев, когда слова не используются в нужном месте, переведены неправильно или передают друге значения. Иногда устаревшие слова используются для обозначения современных предметов. Так, например, в Куръане встречаются слова сундус и истаброк. В частности, сказано, что «одеяния обитателей рая сделаны из сундуса и истаброка». В некоторых переводах они толкуются как «атлас» и «парча». Эти слова — названия тканей, созданных совсем недавно. Так назвали их те, кто первым произвел эти ткани. Но неправильно называть сундус и истаброк 1400-летней давности именно атласом и парчой. Если бы переводчики изучали тафсир и словарь Куръана, то знали бы, что сундус — это шелк с особым видом утка, а истаброк — это шелк с более грубым видом утка. Это и сбило с толку переводчиков, и в результате перевод получился таким, что простой человек, прочитав эти аяты, подумает: «Неужели и в те времена существовали атлас и парча?»
В некоторых случаях арабские термины, притом что существуют эквивалентные им русские термины, переведены иными словами. Например, слово дуа. 
Это слово происходит от глагола даъа. Если открыть арабско-русский словарь, то первыми бросаются в глаза значения «призвать», «вызывать». И аят «молитесь Аллаху» переведен как «вызывайте». Хотя дуа — это не призыв, не вызов. «Призывать» — это словарное значение слова даъа. Но наиболее подходящее слово для дуа — это «молитва». То есть слово «дуа» означает скорее «умолять, упрашивать, просить помощи», а не «вызывать» Аллаха.
Как было сказано выше, в отдельных случаях из-за несоответствия ошибочно подобранных русских значений для некоторых арабских слов произошло полное искажение смысла. В других случаях переводчики смешали понятия из других религий, в частности христианской, с исламскими понятиями. Возьмем для примера понятие Лавхул махфуз.
Слова Лавхул махфуз переведены как «Скрижаль». Лавхул махфуз — это особая книга у Всевышнего Аллаха, в которую невозможно внести никакое изменение. А скрижали состоят из двух камней с десятью заповедями, которые Всевышний Аллах дал Мусе алайхиссалам . Согласно вероучению (акийде ), Лавхул махфуз — это книга, находящаяся у Аллаха, в которой написано все. И Священный Куръан первоначально был в этой книге. В русских переводах часто встречается также неточный перевод этого термина как «Хранимая скрижаль». В словаре C. И. Ожегова слово «скрижаль» толкуется так: «(по библейской легенде) каменные доски с написанными на них десятью божественными заповедями». Понятно, что Всевышний Аллах в Куръане говорит не об этих скрижалях из библейской легенды. Лавхул махфуз находится в ведении Самого Всемогущего Аллаха .
Общеизвестно, что «Арабско-русский словарь» Х.К. Баранова является одним из основных пособий для изучающих арабский язык, соискателей, пишущих научные труды, и в особенности для переводчиков. Вот уже многие годы этот редкий труд все еще сохраняет свою значимость. Пока нет и в недалеком будущем не предвидится появления источника, даже близко похожего на него. Те переводчики Куръана, которые жили после Баранова, продуктивно работали с этим словарем. Но, вместе с тем, они допускали и ошибки при пользовании словарем. Примером тому могут служить переводы слов «дуа» и «закáт».
Однако в процессе работы над переводом Куръана нам стало ясно, что иногда именно словарь Х. К. Баранова сбивал с толку некоторых авторов. Приведем примеры.
Рассуждая, что не может быть такого, чтобы одно и то же слово было переведено неправильно во всех переводах, мы предположили, что ошибка могла быть допущена в словаре. Увы, наше предположение подтвердилось — открыв словарь, мы наткнулись на ошибки. В суре «Вакиъа» есть аят, который гласит «Среди ююб, лишенных шипов» (аят 28). Ююба — это душистый кустарник, который арабы любят за его аромат. Но у него чрезвычайно много колючек. В те времена, когда этот аят был ниспослан, некоторые простые люди удивлялись: «Ююба — колючее растение, доставляющее людям боль. Что же ему делать в раю?»
От Салима ибн Амира передается следующий хадис:
«Однажды к нам зашел бедуин и сказал: 
— О Посланник Аллаха! Всевышний Аллах упомянул о дереве в раю, которое причиняет людям боль!
— О каком дереве? — спросил он. 
Тот сказал:
— О ююбе. Ведь у нее есть шипы!
Посланник Аллаха саллаллаху алайхи васаллам сказал:
— Но ведь Аллах говорит: «Среди ююб, лишенных шипов»! Он сделает ее без шипов, а вместо каждого шипа взрастит плоды. Из этих плодов получатся семьдесят два блюда, непохожих друг на друга».
И вот все наши уважаемые переводчики передали название дерева сидр (ююба) как «лотос». Приведем лишь три примера перевода того самого аята из суры «Вакиъа». Если в одном переводе сказано: «[Им пребывать] средь лотоса, лишенного шипов» (аят 28), то в другом перевод этого же аята звучит как: «Они пребудут среди лотосов, лишенных шипов», а третий перевод почти схож со вторым: «Они будут там среди лотосов, шипов лишенных».
Следует ли при этом полагать, что, прочитав о констатации отсутствия шипов у лотоса, относящегося к семейству водяных и болотных травянистых двудольных растений, читатель от такого перевода не придет в удивление. Ведь и так ясно, что лотос не обладает шипами, что должно было насторожить переводчиков. Допущение всеми переводчиками одинаковой ошибки показалось странным. Открыв словарь, мы поняли, что именно господин Баранов ввел в заблуждение наших переводчиков. 
Не будет преувеличением, если скажем, что приведенные выше примеры были только цветочками по сравнению со следующим примером.
В Куръане очень часто использованы производные от глагола саббаха, что означает «пречищать, считать пречистым» и т. д. Фразы и молитвы со значением этого слова всегда были известны как наиболее святые фразы с религиозной точки зрения. Каждый мусульманин ежедневно многократно повторяет эти слова и выражения. Каждый, кто совершает намаз, по многу раз повторяет их в намазе и в произносимых после намазов поминаниях (зикрах ). И смысл этих фраз совершающим намаз известен. К величайшему сожалению, многоуважаемые переводчики, по-видимому, совершенно не представляли, что это за смысл. И потому неверный перевод глагола саббаха и его производных не редкость. Практически все переводчики передают Субханаллахи как «Хвала Аллаху», хотя на самом деле «Хвала Аллаху» по-арабски звучит как Алхамду Лиллахи. А один переводчик переводит глаголы саббаха и йусаббиху как «славить». Как оказалось, причина этих ошибок также кроется в словаре Баранова.
А между тем и Х. К. Баранов, и переводчики не могли не знать, что словом «хвала» переводится арабское слово хамд. А «саббаха» означает «пречищать» — «поминать Аллаха пречистым». И Субханаллахи означает «Пречист Аллах».
Следующие наши размышления и выводы сводятся к тому, что в языке Куръана существуют такие понятия, которые невозможно перевести на русский язык (и любой другой) никакими словами.
Например, слово фазл переводится как «милость». В то же время слово «милость» встречается и как перевод таких слов, как рахматун, ниъматун. Смысл нескольких понятий Куръана оказался сведен к одному и тому же слову. Если бы эти слова имели одинаковый смысл, Всевышний Аллах использовал бы одно слово, а не разные — фазлун, рахматун, ниъматун и миннатун. И нужно понимать, что между каждым из этих слов существуют чрезвычайно тонкие различия.
Слово батил. В словарях, используемых нами, это слово переведено везде как «ложь». Но, согласно толковым словарям, слово «ложь» означает неправду и вранье. А потому батил и ложь — это не одно и то же. Слово «ложь» на арабском языке звучит как кизб.
Следующее слово — хидая. Это слово не получило передачи своего истинного смысла ни в одном из переводов. Оно неверно переведено как «праведный путь» или «правильный путь» . Этими же словами переводится фраза сиротул мустакийм .
Возьмем слово зулм. Смысл слова «зулм», как оно понимается в Куръане, переводчики также не смогли выразить правильно. Например, в таких фразах, как «многобожники совершили зулм в отношении мусульман» использовано слово «обида» (обижать, огорчать). Отсюда слово золим переводится как «обидчик» — обижающий, огорчивший и т. д. Но между словами «обидчик» и «золим» есть существенная разница. Обидой можно назвать даже малейшее причинение огорчения. Но зулм — это нечто другое. Ближайшее по смыслу слово для него — «несправедливость» (противоположность «справедливости»). Следовательно, слово «зулм» также не нашло своего адекватного эквивалента в русском языке . 
В существующих переводах много таких мест, когда переводчики даже близко не смогли подойти к правильному выражению смысла некоторых аятов Куръана. Прежде всего, это связано с величием Священного Куръана, потому как многие общечеловеческие понятия, задействованные в нем, отсутствуют в других языках. Это и есть свидетельство того, что именно Куръан подарил человечеству такие исключительно важные понятия, как хидая, ийман, хак , батил, зулм, аманат  и многие другие. Для нас, тюркоязычных народов, привычно употреблять в речи эти слова (термины Куръана), подразумевая тот же смысл. Мы не нуждаемся в переводе слов «зулм», «хидая», «батил» и др. Мы переняли эти слова непосредственно из арабского языка вместе с их божественным смыслом.
По какой причине? По той, что в других языках не существует отдельных самостоятельных слов, которые могли бы передавать смысл этих выражений. Они существуют только в языке Куръана. До ниспослания Куръана таких слов не существовало. Куръан подарил человечеству понятия, имеющие мировое значение. А мусульманские народы, которые сердцем приобщились к Куръану, изучили его, включили эти слова в свой словарный запас.
В русском языке такого явления еще не наблюдалось. Потому что мастера русского языка среди русского народа не были мусульманами, они не использовали эти слова и даже не испытывали в этом потребности. И те, кто, будучи мусульманами, были вынуждены говорить и писать на русском языке, не пытались сделать этого за неимением религиозной необходимости.
Хвала Аллаху, к сегодняшнему дню такая потребность назревает. Специалисты соответствующих областей науки должны придавать этому особое значение. В частности, мусульмане, мусульманские улемы, деятели культуры, писатели и другие лица, которые говорят, читают, учатся и пишут на русском, должны серьезно задуматься над этим и начать делать первые шаги. По моему личному мнению, этот процесс уже начался, пусть даже и медленно, внепланово.
Например, при общении и во взаимоотношениях с мусульманами слово халал используют даже те, кто не исповедует Ислам. В беседах часто можно услышать «Где вы берете мясо халал? Откуда берете халал-продукты?» и т. д.
Кроме того, в обиход русского языка уверенно входят такие исламские понятия, как «намаз», «закáт» и многие другие. Все эти термины активно используются в религиозной сфере, в религиозной литературе, в средствах массовой информации, просто в общении и даже теми, кто не исповедует Ислам. Следовательно, чтобы все эти понятия прижились и в русском языке, как это имело место у других народов, следует пояснять на русском языке такие всемирно значимые понятия, как «хидая», «ийман», «хак», «батил», «зулм», «фазл» и т. п. Если смысл этих слов будет постоянно поясняться, а когда будут поняты и усвоены пояснения, вновь и вновь будут использоваться уже сами арабские термины, то несомненно это будет способствовать их вхождению в обиход, станет легче воспринимать их, что в целом заметно облегчит процесс правильного и адекватного выражения определенных смысловых понятий.
Однако совершенно неприемлемо переводить их значения не соответствующими, противоречащими этим значениям или искажающими их смысл словами, говоря «нет более подходящего перевода данного слова».
Исходя из всего сказанного, мы и приступили к новому переводу смыслов Священного Куръана и других наших книг, прося помощи и поддержки Всевышнего Аллаха.
Да поможет нам всем Аллах, Пречист Он, Всевышний, в этом благом деле! Да облегчит Он нам и благоволит к нам в достижении более достойных результатов, чем мы ожидали! Аминь!

Шейх Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф

Самое читаемое

Может ли благоразумный...

Если бы религиозность была глупостью,...

Терпение перед испытаниями...

Брат Абдуллаха ибн Зубайра, Урва...

Обрети спасение через...

Ша’би, да будет доволен им...

Что означает слово...

Религия, которую принес человечеству наш...

О ситуации в...

Проповедь шейха Мухаммад Садыка Мухаммад...

В РИУ хафизы...

В РИУ состоится Первый конкурс...