Среда Рамазан 17 1440 | Среда мая 22 2019

Историю, оставившую во мне огромное впечатление, мне рассказала со слезами на глазах моя любимая дочь Оминахон.
Было время завтрака. По обычаю нашей семьи мы завтракали, шутя-остря и обмениваясь мнениями. В это время Оминахон сказала: «Ночью я так плакала, прочитав историю, которую выложил в Интернете Абу Муслим ака».

 «Что за история?», поинтересовались мы у нее. Оминахон начала рассказывать в своей манере историю, которая заставила ее плакать ночью. Пересказывая ее теперь и нам, ее глаза заслезились. Ее плач усиливался по мере приближения к концу истории. Вместе с ней плакали и мы. Вознеся молитву, мы все встали из-за дастархана. 
Позже я спросил у Оминахон, где в Интернете можно будет найти эту историю. Не найдя ее сам, я позвонил Абу Муслиму. Оказалось, он был вне своего офиса. Он пообещал найти нужный файл и отправить мне. Однако, то ли он позабыл, или тому была другая причина, он так и не отправил. Я снова попросил Оминахон. Она записала текст истории на флэш-память и переписала его на мой компьютер. Открыв файл под названием «Хазрату», я начал читать…

«На протяжении вот уже сорока лет я лечу больных, страдающих от рака. В течение этого времени я сталкивался с разными случаями. Хочу рассказать про один из них, который произошел в 1976 году… 
В то время, когда я работал в должности главного врача, у меня была пациентка по имени Сароб, у которой был рак груди. Лечил ее лично я сам. По воле Аллаха, за короткое время ее состояние начало улучшаться. Все, что ей было нужно, это как минимум лет пять строго беречь себя. Спустя четыре года, Сароб захотела съездить в Измир. Учитывая то, что стояла зима, я отпустил ее с условием, что она полетит самолетом. 
К сожалению, как оказалось, она не смогла купить билет на самолет и поехала на автобусе. К тому же, из-за автокатастрофы она шесть часов простояла на холоде. Болезнь быстро распространилась на ее кости и легкие. Вследствие метастазы (распространение болезни на другие органы) она уже вовсе не могла ходить, а для вентиляции ее легких постоянно применялось кислородное оборудование, в связи с чем, ей было трудно даже говорить. Как то, когда я навестил ее дома, она сказала: 
— Доктор… я очень… обижена на Вас… 
— Почему? — удивился я. 
— Вы… оказывается… верующий человек… Почему же и мне… не разъяснили про Аллаха, про смерть, про загробную жизнь?   
У нее было мало знаний по религии. Я знал это и поэтому, немного растерялся от ее вопроса. 
Стараясь ободрить и не обидеть Сароб, я сказал: 
— Связываться с докторами легко, заплатишь и принимаешь необходимое тебе лечение. Но исцеления иймана ты должна захотеть от чистого сердца. 
Она кивнула головой, давая понять: «хочу». После этого к безнадежному медицинскому лечению прибавилось целительное лечение иймана. Она всем своим существом слушала об истинах иймана, которым я ее учил. Время от времени задавала вопросы. 
— Доктор, — сказала она, когда до ее смерти оставалась примерно неделя, — что мне… нужно говорить… когда я буду умирать?
— У тебя особый случай. Для тебя будет многовато выговорить всю шахаду. Когда почувствуешь этот момент, достаточно сказать «Аллах, Мухаммад», — сказал я. 
В ответ она с улыбкой кивнула головой. 
Из-за сильных болей мы постоянно кололи Сароб морфин. Тем временем я уехал в поездку и какое-то время не смог видеться с ней. Когда я вернулся, позвонила ее мать и сказала: 
— Вот уже неделю Сароб отказывается от морфина. 
Я быстро поехал к ней домой и спросил, почему она отказывается от морфина. До сих пор не могу забыть ответ Сароб. Как вспомню, меня начинает пробирать дрожь: 
— А что, если я под воздействием лекарства встречу смерть во сне и не смогу сказать «Аллах, Мухаммад?» — сказала она. 
Это было в пятницу и у нее оставалось примерно четыре дня жизни. На следующий день я сказал ей:
— Не бойся, можешь спокойно принимать уколы. 
На этой встрече Сароб задала свой последний вопрос: 
— Доктор! В каком виде… ко мне появится… Азраил?  
— Доченька, Азраил алайхисcалам — это ангел. Не переживай, он придет к тебе в красивом виде, — сказал я успокаивая ее.  
Во вторник, услышав, что состояние Сароб ухудшилось, я сразу же отправился к ней домой. Но, к сожалению, мне не было суждено с ней попрощаться. Ее семья пребывала в сильном потрясении. Стояла только одна ее верующая родственница, которая долгое время за ней ухаживала. Увидев меня, она тут же подошла ко мне и рассказала о последних моментах ее жизни: 
— Доктор, чуть раньше в этом доме свершилось чудо. Сароб отключила и отбросила кислородное оборудование и, несмотря на наши уговоры, «Не вставай с места!», она встала и начала совершать омовение. Затем она совершила два ракъата намаза. Мы все остолбенели. Затем Сароб произнесла шахаду, и сказав, «Скажите доктору, ангел смерти оказался еще прекраснее, чем он говорил», скончалась… 
Аллах не оставил в одиночестве девушку, которая стойко выносила мучительные боли и не хотела принимать морфин, чтобы не пропустить приход ангела смерти. Аллах даровал ей благо, с улыбкой закрыть ворота этого мира и с улыбкой открыть ворота в мир вечный...» 
История закончилась. 
Я снова заплакал…


Шейх Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф 
(из книги «Путь совершенного счастья»)

 

 

 

Самое читаемое

Куръан – последняя...

Слово «Куръан» в переводе означает...

Начало ниспосылания Куръана

Мы продолжаем публикацию цикл статей,...

Как нам следует...

Обычно, когда в руки берут...

Определение местоположения джузов...

Перевод с упрощением математических вычислений:...

Начало ниспослания Куръана

Мекка. Пещера Хиро. Пророк Мухаммад...

Может ли благоразумный...

Если бы религиозность была глупостью,...